March 12th, 2017

книги

Ольга Громыко «Профессия: ведьма»

Пункт №9. Сказка или фэнтази О.Громыко «Профессия: ведьма»
Каждый здравомыслящий человек твердо знает: вампиров не бывает, вампиры очень любят человеческую кровь, вампиры боятся чеснока, осины и солнечного света. Интересно, а что думают на этот счет сами вампиры? Ох они бы и порассказали, найдись достаточно беспристрастный и храбрый слушатель! Перед вами – подробный отчет на основе личных наблюдений, составленный неунывающей адепткой Старминской Школы Магов, Пифий и Травниц. Но не удалось ли вампирам ввести в заблуждение и ее?..

Я решила дать автору второй шанс и, воспользовавшись рекомендациями, взялась за первую книгу серии про Ведьму Вольху. И едва ли не с первых страниц меня стало накрывать эффектом дежавю. Стиль изложения автора я уже где-то встречала и не раз. Почему-то на ум пришла ранняя Донцова, только та детективы клепала, а Ольга Громыко сказки. Нет, я не спорю, чтиво легкое, местами даже забавное, но я как-то равнодушна осталась к юмору произведения, по мне так это книга для подростков. Им-то уж точно придутся по вкусу незатейливо приукрашенные ругательства тролля и намек на любовную линию между ведьмой и вампиром. Я же себя почувствовала старой перечницей, которой все не так, и не этак. Может когда и продолжу серию читать, на пляже или в дороге, но хочется чего-то поинтереснее, чтоб прям дух захватывало. Пойду рыться в библиотеке, а то что-то мало у меня книг в список подобрано.

Оценка 4/5

Подойдет под пункты:
23. Легкая, позитивная книжка
34. Книга российского автора
49. Книга, которую посоветовал бы прочитать ребенку (от себя добавлю подростку!)

Лена Элтанг "Побег куманики"

Продолжаю свой книжно-ботанический челледж )))

Лена Этланг Побег куманики

50. Книга, в которой герой с психическими отклонениями.
или вот роман-зиппер
по ходу действия мягко расцепляет
крючочки смысла, оставляя читателя в
недоумении, с расстегнутой парадигмой

Л.Элтанг "Побег куманики"

Это совершенно безумная книга, больше я ничего внятного о ней сказать не могу.
Ее надо читать с планшетом под мышкой, со свободным доступом в Google.
Я не знаю, не представляю, КАК это могло быть написано. И вот ведь читаешь совершеннейший поток сознания главного героя, Мораса-Мозеса, ни запятых, ни прописных букв, но остановиться невозможно.

Moras – ежевика с испанского. Куманика – это тоже ежевика, Ежевика несская, Rúbus nessénsis.

Морас – так сам себя называет главный герой книги. Он ведет дневник в Интернете, там он Мозес. В реале как его зовут – знает кое-кто из героев, но нам об этом узнать не судьба. Это 30-летний мужчина с множественными расстройствами психики. Родом из Вильнюса. Когда-то в детстве он мечтал попробовать ягод куманики, но все время не успевал – то было слишком рано для них, то поздно. Вильнюсские воспоминания постоянно врываются в рваную ткань больного сознания Мораса. Теперь же герой живет (или думает, что живет) в Барселоне и какое-то время на Мальте.
Книга состоит из дневниковых записей Мораса, писем других действующих лиц и дневника некой Петры Грофф, которая вела расследование дела, в которое опосредованно был втянут Морас.

В истории Мораса и тех людей, которые вольно или невольно начинают вращаться вокруг него, замешаны алхимия, археология, старые тайны, смерти, полиция...


Почитала отзывы на LiveLib, поняла, что хотя куманика – это же растение, соответственно, побег куманики – это отросток. Но если бы не отзыв (достаточно не льстящий автору), я бы даже не подумала об этом. С самого начала «побег куманики» был для меня «побегом» как «покидание места в быстром темпе и тайком». Удивительное дело, верно прочитать название книги до того, как прочитать саму книгу.
Книга мне понравилась, несмотря на все то, в чем ее – местами справедливо – упрекают (ванильность, хипстерство, выверты языка ради красивости, то закавыченное, то раскавыченное цитирование мировой классики, смесь всех на свете языков и прочее позерство). Ну да, я не филолог, многие отсылки и аллюзии я просто не считываю, и поэтому для меня все ново, и все диво. А еще язык очень похож на Набоковский, из «Лолиты». «Лолиту» я не люблю, и Набокова не люблю, а язык его витиеватый, с этими его царственными лядвиями, чашечками, полными блошек, постаревшими горилловыми глазами – люблю.