July 28th, 2017

А. Нортон "Магия лавандовой зелени"

Андре Нортон, "Магия лавандовой зелени" 1974
49. Книга, которую посоветовал бы ребенку
У чернокожих подростков Холли, Джуди и Брока погиб отец во Вьетнаме. Им приходится переехать в крошечный городишко к деду с бабушкой со стороны отца. А мама устраивается работать в пансионат в другом штате медсестрой, будет приезжать пару раз в месяц. Двойняшки Брок и Джуди смирились, а старшая (и весьма противная) сестра Холли - нет.
Дед с бабкой живут на ... городской свалке, устроенной на территории бывшего поместья Димсдейл, владельцы которого вымерли. Конечно, бабушка с дедом живут в доме, точнее, в переделанной конюшне. Кстати, в доме нет ни электричества, ни водопровода... Старики собирают мусор, ездят на гаражные распродажи и прочее - выбирают вещи, которые можно отреставрировать. Всякие статуэтки сдают в антикварный магазин, другие вещи выкупают местные. Бабка еще держит огород с разными травами.
Холли уверена, что в новой школе их все презирают - ведь они черные, да и живут на свалке. Она постоянно одергивает Джуди, не дает ей подружиться с другими детьми.
Однажды детям достается маленькая подушка-думка, вышитая необычным узором и набитая травами. В первую ночь на ней спит Джуди, и после этого она ведет брата с сестрой вглубь поместья Димсдейл, в Лабиринт. Там они оказываются в далеком прошлом, у домика местной знахарки Тамары. Та совсем не удивляется пришельцам из будущего. Она чувствует в Джуди родную душу, и дает ей растения, которые та должна посадить, чем Джуди вместе с Холли и займется по возвращении.
Холли постоянно преследуют мрачные мысли. К тому же, дети узнают, что в прошлом Тамару и ее дом сожгли местные жители во время Хэллоуина. Холли становится одержимой идеей спасти Тамару. Тайком спит на подушке, причем видит кошмары. А потом тащит брата с сестрой в лабиринт. Только вот вместо цветущего, почти летнего лабиринта (вообще-то, в настоящем поздняя осень) они видят разруху и гниль. А в домике вместо Тамары - ее сестра, Агарь. В общем, Агарь зачаровывает Джуди и Брока, а Холли обещает исполнения всех желаний, только та должна осуществить требования Агари, в т.ч. высадить некоторые растения. Холли осуществляет запланированное.
Злые чары Агари разбивает Джуди.
Холли понимает, что была неправа вообще,и по отношению к брату с сестрой в частности.
А на подушке, кстати, был вышит лабиринт.

Вполне качественное детское чтение, не обязательное к прочтению, но и не совсем уж проходное. Даже жаль, что книга не попалась мне в детстве, хотя у мамы отличная подборка книг Нортон.

Н. Самохин Мешок кедровых орехов

Н. Самохин Мешок кедровых орехов
33. Книга с событиями в военное время (правда, не все рассказы про войну)
Я не великий любитель малой формы, но читая эту книгу - от души наслаждалась. Автор удивительный! Пишет просто, но не простым языком - а именно просто, без занудства, морали, витийствования. И герои его рассказов - простые люди, совсем не героические - и трусы среди них есть, и глупцы...
Всего 18 рассказов. Наибольшее впечатление произвели следующие:

1. Помню солдата (Сходить на войну).
Простой, малограмотный мужчина, который по возрасту уже было не годился в солдаты, призван в действующую армию, уже в 43. Отвоевал, по сути, всего 6 дней, был ранен. И вот вроде как не было в его жизни большого ратного подвига, но он был один из чернорабочих войны, как пишет автор: "Ну, да — я знал солдат. Помнил, как уходили они на фронт и как возвращались — увечные и калечные. Помнил их бесхитростные рассказы, их глаза, их плохо выскобленные подбородки, старенькие, белесые гимнастерки с одной медалькой, а то и без нее — именно таких вот, чернорабочих войны, поставляла на фронт улица моего детства".

Шесть дней он был на фронте, в боях. Не погиб в первые минуты, как одни, и не дошел целехоньким до Берлина, как другие, а оказался тем самым среднестатистическим солдатом-пехотинцем, каких и в природе, наверное, почти не было, а существовали они на бумаге, вычисленные арифметически.
Он не рвался на войну, не просился добровольцем. Но и не бегал от нее, не тряс штанами, болячки себе не придумывал. И когда в первые дни пришла ему повестка — собрал котомку и пошел на призывной пункт. Однако к вечеру вернулся назад. Оказалось, что немудреная специальность его попадает под бронь.


Ничего особенного нет в этом рассказе - но до слез он трогает. Так и видится немолодой уже человек, без орденов и медалей, без геройского прошлого и "огромного вклада в Победу". Но разве не достоин он внимания и памяти?

2. Унылая пора
Актуальный как никогда в условиях современного образования рассказ.
Итак, на родительском собрании среди мам затесался один папа, по фамилии Худяков. Жена его отправила, чтоб он "покраснел за Витьку". Разбирают сочинения, учительница, захлебываясь восторгом, зачитывает сочинения отличниц: "Люся Сверкунова, правда, очень красиво обо всем написала: «Лес осенью стоит печальный, словно бы умирающий… Деревья роняют свой пышный наряд… Серебряная паутина блестит на солнце, едва пробивающемся сквозь мглистые облака…» — и так далее". На пятом или шестом сочинении Худяков уже не разбирает, кто писал - везде одинаково про "серебряную паутину", "Золотые наряды" и т.д.
Он предлагает прочитать сочинения троечников, для сравнения. Учительница читает сочинение его сына: "Осенью лес совсем не мертвый, а только притаившийся, — писал Витька. — Подо мхом, например, сидят притаившиеся грибы: рыжики и грузди. Опавшие листья тоже как притаившиеся бабочки: лежат себе неподвижно, а ногой заденешь или ветерок подует — тут же вспорхнут и перелетят немножко. А если лечь на живот и разгрести желтые листья, то можно увидеть, как под ними в других, почерневших, листиках закапываются на зиму жучки и букашки. А вот зачем пауки именно осенью плетут так много паутины, ему, Витьке, непонятно — ведь мух и комаров уже нет, ловить некого." Худякову нравится и он не понимает, в чем претензии учительницы. А претензии просты - она написала на доске эпитеты, все эти багряный-золотой-серебряный, и писать надо было с использованием этих слов, а не отсебятину.
Ну разве не прекрасная иллюстрация к современным школьным требованиям? Когда главное - в канон уложиться, а что там внутри - не важно.
3. ... лиса близехонько бежала
Рассказ о том, как легко можно походя отбить у ребенка любовь к творчеству.

книги

К. Эмис «Старые черти» и Д. Батчер «Барабаны зомби»

Пункт № 22. Книга, события которой связаны с искусством
Люди творчества. Люди искусства. Или просто - пожилые супружеские пары, осевшие в маленьком валлийском городке. Когда-то у них было все - и успехи, и поражения, и любовные интрижки, и бурные страсти... А теперь? Им остается либо искать утешение на дне бутылки, либо снова и снова переживать маленькие междоусобные войны далекого прошлого и пытаться - в шутку, не всерьез - продолжать их в настоящем. Кто кого любил - или не любил? Предал - или не предал? Изменил - или сохранил верность? День за днем. Год за годом. А напряжение копится - и однажды прорвется в совсем уже не шуточном противостоянии...

После прочтения такой интригующей аннотации, я вцепилась в книгу мертвой хваткой в надежде, что наконец-то попалась интересная стоящая книга. Тут должна появиться картинка с закатывающим глаза Робертом Дауни-мл. Что ж мне так не везет-то, снова подумала я. Нет, начиналось все весьма неплохо и живенько. Тихий маленький городок, в который должен вернуться местная знаменитость, писатель, которого постоянно сравниват с еще более популярной знаменитостью, поэтом, давно умершим и оттого еще сильнее почитаемым. В ожидании собрались местные жители, которых с этим человеком связывают личные отношения. Постепенно раскрываются персонажи, их внутренние переживания и взаимоотношения. Они уже сплотились, притерлись за годы жизни бок о бок. И вот он вернулся, Алун Уивер, бодрый, подтянутый, горящий желанием написать новую книгу о своей гордой и прекрасной родине, чтобы раз и навсегда доказать всем, что уж он-то истинный валлиец. А далее я погрязла в болоте взаимоотношений героев. Как выясняется, все они спали друг с другом, изменяли, предавали и вообще с трудом терпят друг дружку, но почему-то цепляются один за другого, как за спасательный круг. И бухают. На протяжении всей книги герои нещадно бухают, с утра и до поздней ночи, и старички, и старушки. Причем дамы там могут дать фору своим престарелым мужьям. Они все такие любезные и вроде как даже дружат, но в тайне каждая ходит налево. Причем с одним и тем же персонажем, тем самым заезжим писателем. А он любит только себя, и секс со всеми своими старенькими подружками. Ну и бухать. Вот и весь сюжет. Где там противостояние? Где накал страстей? Я не нашла, еле домучила книгу. Одно понравилось: описание местных природных красот, вот тут реально чувствуешь гордость за страну, такую маленькую, но непокорную. Все остальное болото. (В который раз убеждаюсь, что книги, получившие премию Букер, не подходят мне категорически)

Оценка 3/5

Подойдет под пункты:
19. Книга автора, которого ты раньше не читал
21. Книга, где главный герой — противоположного вам пола
24. Книга с событиями в Европе
26. Книга с многообещающим названием
28. Книга о писателе или книгах
29. Книга с семейной тайной

А теперь о приятном.
Collapse )
Одуванчик

"Немой крик" Анжела Марсонс

№16 Современный триллер


Этот роман Анжелы Марсонс стал безусловным международным бестселлером №2, уступившим по продажам только «Девушке в поезде» Полы Хокинс.

Археологи убеждены: в окрестностях Бирмингема, на территории давно сгоревшего детского дома, зарыт богатейший древний клад. Но городские власти упорно не желают выдавать разрешение на раскопки. Это кажется странным инспектору полиции Ким Стоун – особенно после того, как один за другим начинают погибать бывшие сотрудники детского дома. Тогда она, на свой страх и риск, раскапывает вместе с коллегами участок – и обнаруживает… останки трех девочек-подростков! Сопоставив факты, Ким приходит к выводу: эти стены и эта земля хранят какую-то страшную тайну, которую пытались и похоронить, и уничтожить в пламени, но она снова ожила – и теперь убивает всех причастных к ней. Инспектор понимает: чтобы найти преступника, надо сначала выяснить, что за трагедия произошла здесь много лет назад…

Продолжаю свой месяц триллеров.  Разрекламированный автор, разрекламированная серия романов о детективе Ким Стоун. Анжела Марсон очень болеет за свои книги, за свою героиню, о чем она пишет и в предисловии и в благодарностях к роману.

К успеху своему автор шла 25 лет и слышала десятки отказов. Ее упорство, ее стойкость и вера в свой труд просто восхищает! Автор вообще вызвала у меня огромную симпатию и своим внешним видом и отношением к читателю.

Что же касается самого детектива, то он очень нервный и неровный. Изначально я поставила 4 балла, но потом снизила оценку до 3,5.


Начало написано довольно простым и сухим языком. Видно, что это первый роман. Очень много выражений «женщина стояла», «мужчина пошел» и тд.

Такое ощущение, что автор забыла про местоимения и вводные слова.

Ближе к середине это пропадает, и опять же, четко видно как автор расписывается.

К тому же в середине лихо закручивается сюжет, следить за событиями становится интересно. Много классически детективных ходов, несколько прямолинейно, но увлекательно.

Что подкачало, так это концовка. Кто убийца я догадалась сразу и по мне это легко сделать. Но дело не в этом, а в том, как автор к разгадке подвела детектива. Причинно-следственная связь на нуле. По ходу действия Стоун логично рассуждала, но как только дело дошло до развязки я не смогла понять на чем она построила свою догадку. Дважды перечитала и не поняла. Просто из воздуха она решила, что вот этот человек виновен.

Детектив на самом деле добротный, для развлечения вполне подойдет. Но таких историй полно и «Немой крик» мало чем от них отличается. Для меня излишне простовато, я все же люблю развлекаться с более сложными книгами.
Но это явно лучше "Девушки в поезде".