September 2nd, 2017

Терпкий вкус тутовника, Маша Трауб

Маша Трауб Терпкий вкус тутовника (Нам выходить на следующей)
31. Книга, описывающая историю всей жизни персонажа
История трех поколений жензщин одной семьи: бабушка, дочь, внучка. Мужчины там только по касательной (и слава Богу, с такими дамами и этого хватает).

Хорошее название. Прямо-таки отражает мое отношение к тутовнику aka шелковица: есть можно, но не люблю я его...
Очень много жизненной чернухи. Какие-то случайные залеты от женатых мужиков, какие-то страшные подруги - алкоголички и истерички. Адюльтеры, алкоголь, больные дети, аборты, ужасные свекрови... Противные дети, мерзкие взрослые. Одна Екатерина Андреевна (дочь) и дочь ее Алла (внучка) потом - такие все, в белых польтАх. 
Хотя у Аллы, главной героини – первый секс с  мальчиком (под столом на кухне!)  и сразу ИППП, o чем автор пишет с физиологическими подробностями. В следующий раз случайный секс в гостях у старого знакомого – залет.
Екатерина Андреевна родила Аллочку от своего работодателя, женатого, между прочим, писателя.
Ну а бабуля Алла мало того, что при живом муже родила от любовника-хирурга, который ей в войну ногу спас, так еще и осталась в городе любовника (Орджоникидзе тогда еще), не сочтя нужным уведомить мужа, что жива (дело в годы ВОв происходило и сразу после), мило встречаясь с женой любовника на базаре, и передавая ей и законной дочери любовника подарки.


В конце - внезапный как радуга без дождя хэппи-энд для Аллочки. Когда уже ничто, как говорится, не предвещало.
И язык автора какой-то не то, чтоб примитивный - статистический. Как будто я читала пересказ немного косноязыного человека. Книжку этот человек пересказывал, может, и неплохую, но рассказчик из него так себе.

Я бы не взялась читать эту книгу (ох, не зря я не люблю современных российских авторов!), если бы не рекомендации в Сети: Маша Трауб - известная журналистка, колумнистка газеты "Известия", автор популярных книг "Собирайся, мы уезжаем" и "Нам выходить на следующей'". Хотя сочетание имени с фамилией подсказывало мне,  что ждать хорошего не стоит. Однако, дай, думаю, просвещусь, не читала я ее такую российскую писательницу.