Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

ЧЕЛЕНДЖ 2020

Доброе утро, дорогие участники!
Я не знаю, сколько еще осталось живых участников игры, не знаю, много ли будет желающих на следующий год, но по заявкам трудящихся у меня готов новый челендж на следующий год: ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ.
Список на картинке, а подробности игры как обычно под катом :)



Collapse )

Дело было в Азербайджане

Книжный челендж 2021, 49. Ваш иностранный друг живёт в этой стране - Зейнаб Салимова  «Гроздья Граната»

Азербайджан начала девятнадцатого века, затем век двадцатый и наши дни. Рассказ идёт от лица женщины, которая вспоминает давнее время, повествует о судьбе своей семьи в частности и страны в целом.

В качестве лирических отступлений вкрапляется страноведческий комментарий, который представлен то исторической справкой, то статьёй, то свидетельством старой родственницы или даже сурами Корана.

Читатель узнаёт об истории, народных традициях, кулинарии, моде, ритуалах, особенностях религии.

Периодически автор знакомит со своими стихотворениями, качество которых оценить затруднительно, не зная являются ли они подстрочником с азербайджанского или написаны на русском.

Рассказанная история семьи является лишь способом соединить сведения об Азербайджане между собой. Скачки от основного сюжета к сопутствующим данным делаются постоянно. А если сюда добавить ещё и сноски, поясняющие специфическую лексику, чтение становится и вовсе затруднительным.

Художественное обрамление значительно уступает тем фрагментам, которые знакомят с особенностями страны.

 Почему-то ни мужчина, ни женщина, которые находятся в центре повествования, не вызывают безоговорочной симпатии.

В последних главах книги достаточное место отведено прославлению Америки, куда эмигрировали герои, и пропаганде ислама.

Оценка 3/5

Юкио Мисима "Золотой храм", 1956

32. Родина автора произведения отличается от места действия*
Классика японской литературы.
История молодого монаха Мидзогути, который решил сжечь и сжег храм Кинкаку-дзи, являющийся самым знаменитым архитектурным памятником Киото. Храм действительно был сожжен в 1950 г. монахом, и эта история так потрясла писателя, что он решил рассказать нам историю о Прекрасном, которое становится еще более совершенным после уничтожения.
Итак, Мидзогути вырос в провинции у родственников, по причине тотальной нищеты отца – дзен-буддийского священника. Перед своей кончиной отец отвез его в Киото к настоятелю монастыря, к которому относится храм Кинкакудзи, с просьбой позаботиться о судьбе сына. Отец же и внушил сыну, что Кинкакудзи – самое прекрасное и совершенное творение рук человеческих на земле.
Храм становится не просто мерилом Прекрасного, но и вообще главным объектом в жизни Мидзогути. Мидзогути мнит себя особенным и великим, ищет обоснования этому в своем уродстве (он всего лишь заика), в мизантропии и прочих психических проблемах. И товарища себе он в пару подобрал отличного, с изуродованными ногами и еще более изуродованной личностью.

Действие происходит с 1946 по 1950 год. Заканчивается война, Мидзогути сначала заканчивает школу, затем подготовительное отделение университета. Но в нем нет интереса ни к жизни, ни к учебе, ни к чему. Полнейшая инертность, разбавленная лишь однажды побегом к морю, а в другой раз – в финале – растратой денег, выданных на обучение,  в квартале женщин пониженной социальной ответственности.
Автор, кмк, прекрасно показывает весь разрушительный путь от "не такого как все" к полнейшему безумию. И в этом есть даже какая-то особая красота, хотя и больная, и где-то тошнотная.

Красиво написано, но философии многовато. А в целом – достоевщина по-японски.


*условно, Мисима родился и вырос в Токио, действие книги - в Киото.

В попытке отомстить Богу

Книжный челендж 2020, 38. Действие в Скандинавии
Юсси Адлер-Ольсен «Тьма в бутылке»

Скандинавия. Очередное дело департамента "Q" полиции Копенгагена. На этот раз Карлу Мёрку со своими странными помощниками предстоит сначала расшифровать письмо из бутылки, которую переслали коллеги из Шотландии, а затем и приступить к поискам: несмотря на то. что прошло несколько лет, есть подозрение, что упомянутый в написанном кровью письме неизвестный продолжает  убивать.

Как ни странно, команде  Мёрка не только удаётся прочесть размокшее послание, но и вычислить, откуда были похищены люди, и даже найти свидетелей.

Само по себе расследование неторопливо, многие открытия будто случайны, персонажи даны сквозь призму лёгкой иронии. Тем не менее в нужный момент появляются и сноровка, и решительность, и почти гениальные озарения, что позволяет этой  необычной во всех отношениях компании не только распутывать то, над чем они непосредственно работают, но и  оказывать посильную помощь тем. кто "выше по лестнице".

Повествование контрастно: с одной стороны неспешные будни отдела, с другой - напряжённые страницы, посвящённые жертвам и их мучителю.

Адлер-Ольсен в очередной раз обращается к теме домашнего насилия и ищет истоки жестокости в детстве. Однако на этот раз помешанный на своей миссии многоликий похититель детей не вызывает какого-либо сочувствия. Возможно, потому, что слишком корыстен и расчётлив в своих действиях, превратив мнимую и сомнительную месть в ремесло.

Действие, плавно раскачиваясь в самом начале, в какой-то момент словно  катится с горы. всё наращивая и наращивая скорость. В книге нашлось место даже погоням и кинематографичным спасениям в последний момент с таким же кинематографичным  разговором "по душам" между преступником и жертвой, которого хватает ровно для того, чтобы подоспела помощь.

Религиозная подоплёка, трагичное и комичное сплетаются, постепенно появляются новые краски и в портретах главных героев и в том деле, которое  до сих пор гнетёт Карла Мёрка, финал при этом уже традиционно  оставляет место для домысливания.

Оценка 4/5

Паломничество Чайльд Гарольда. Джордж Гордон Байрон / Из Африки

Anything Challenge
49. Романтика путешествий

[Книга: Паломничество Чайльд Гарольда. Джордж Гордон Байрон / Childe Harold's Pilgrimage by George Gordon Byron / 1812-1818]Паломничество Чайльд Гарольда. Джордж Гордон Байрон / Childe Harold's Pilgrimage by George Gordon Byron / 1812-1818


Всегда сложно писать о таких произведениях.
Вот уже 200 лет многие находят в похождениях Чайльд-Гарольда себя, свои мысли, свои страхи и сомнения. Признаюсь, и я нашел.
Байрон очень легко пишет, его поэтика образна и удивительно пародоксальным образом точна. Он, находясь в конкретном месте в конкретное время, умудряется придать глубины и исторической силы своему слову. Играя с размером, редко, но от того и более ценно, умело придает акценты в этой песне.
Чайльд Гарольд романтик. Он скучает по рыцарям, по "благословенным временам", не всегда отдавая себе отчет что по большей части это грязь и боль, а не цветы и прекрасные леди. Он скучает по разрушенным городам, по утерянным традициям. Есть в этом что-то грустное и невыразимо прекрасное.
Оставлю разбор критикам и байроноведам, себе возьму жажду путешествий и попытку осмыслить новые горизонты.

4/5



[Кино: Из Африки / Out of Africa / 1985]Из Африки / Out of Africa / 1985

Начало века… Карен Бликсен отправляется в путешествие в Кению, где ее супруг-предприниматель выращивает кофе. Здесь, в самом сердце Африки, волею судеб Карен будет суждено встретить свою подлинную и единственную любовь.

История настолько банальная, насколько возможно.
+ Очень красиво снято, Африка, операторская работа.
+ Стрип и Редфорд прекрасны, как всегда.
+ Киноязык этого фильма можно сравнить с рисованием на зыбучем песке. Вот есть линия мужа, мы про нее довольно быстро все понимаем, вот другая линия с Редфордом и она туда-сюда появляется и пропадает.
- Очень затянуто и скучно, ту же историю можно было рассказать вполовину быстрее и это было бы куда динамичнее и приятнее глазу.

По нынешним меркам это был бы провал. Настолько нединамично, настолько клишированно. Может в 1985 это и ок, в 2018 нет.

6/10
Trewin и роза
  • trewin

32. Роберт Харрис "Конклав".

Умирает Папа Римский, и на его место претендуют несколько кандидатов. Организовать и провести конклав по выбору нового Папы поручено Якопо Ломели, декану Коллегии кардиналов. Выбор труден, не каждый из претендующих на Святой престол светел и чист душою, а некоторые из них готовы ради власти на любое злодейство. К тому же выясняется, что и прежний папа был далеко не ангел…



В книге есть все: расследования, скандалы, интриги, грехи прошлого, честолюбие, отчаяние, вера, старческая немощь и сошествие Святого Духа. При этом автору удалось создать удивительно симпатичных персонажей и вполне наглядно показать как выглядит влияние Святого Духа на земле: на церковный Собор и на отдельных людей. При этом люди - действительно люди со своими высокими и низкими порывами, достоинствами и грехами, отчаянным мужеством и понятной слабостью, и даже очевидный святой - тоже просто человек.
Книгу я читала больше из интереса к теме, чем к автору, и хочу сказать, что тема проработана очень хорошо. А все совпадения с реальными людьми, разумеется, случайны ;)
Это глубокая книга, и это книга про верующих людей. И про несовершенных, да, несмотря на их кардинальские регалии. Потому что прямого материала в этом мире просто нет...
5 из 5. Рекомендую всем любителям интриг, кто нормально относится к церковной теме и очевидной старости всех основных персонажей 65+ и даже 70+. Ведь в некоторых профессиях этот возраст - венец карьеры. ;)
Любовь в этой книге преимущественно Божественная.
main

David Duchovny "Holy Cow" / Дэвид Духовны "Святая корова"

36. Персонаж, в которого вы просто влюбились
Оценка 5/5


Святая корова! (с) Раджеш Куртаппали

Я даже и не вспомню, когда в последний раз так смеялась над книжкой. Дэвид Духовны написал потрясающе нетолерантную историю о корове, которая не захотела становиться стейком, сбежала с фермы вместе  с поросенком и индюком и отправилась в путешествие в поисках земли обетованной. Получился такой своеобразный микс из "Паутины Шарлотты", "Кыси" и "Мадагаскара". Здесь много политических, религиозных и расистских шуток  и просто шуток ниже пояса, отсылок к поп-культуре и Библии, стёба над современным американским обществом и международной политикой. И главная мысль очень правильная: можно страстно желать уехать в другую страну, перейти в другую веру или стать вегетарианцем, но пока у тебя в голове не будет порядка, а в душе  - покоя, ощущения правильности происходящего, то всё это бессмысленно.
Я в полном восторге, правда. История написана  для детей, но с невидимым для них  вторым слоем, потому что читать книгу им будут родители и надо было сделать так, чтобы родителям тоже было не скучно. Завидую и одновременно сочувствую будущему переводчику, вот уж где можно развернуться в полную силу, игры слов в книге тонна.

P.S. Видела мнения, что слишком уж много незнакомых отсылок и имен. Я гуглила ровно двух человек и оба раза это были спортсмены и, разумеется, откуда мне было их знать, я в бейсболистах не разбираюсь. Всё остальное в рамках общего развития.

P.P.S. В сети гуляет типа любительский перевод, сделанный, видимо, пятиклассницей, потому что убиты абсолютно все до одной шутки, не узнана ни одна реалия и полностью перевран смысл каждого второго предложения. Не тратьте время.
Аватар
  • gbhfn

МАРИЯ МАГДАЛИНА (Mary Magdalene), кино

Накануне Пасхи (Песах) и Святого Воскресения на экраны выйдет знаковый фильм.
«Мария Магдалина», режиссёр Гарт Дэвис («Лев», сериал «Вершина озера», что был номинирован на «Эмми»).
Что мы с вами знаем о героине фильма, чьим именем он назван?
Ведь она последовала за Иисусом Христом вместе с мужчинами.
(Фильм хорошо, кстати, показал, какой тогда это был подвиг!)
И была его самой талантливой ученицей. Он так считал.
Она оставалась подле Иисуса до самых его последних минут и первой увидела пустой гроб. И она первая, кто увидел Его после Воскреcения.
Многие годы красочно рассказывалось в легендах и произведениях искусства, что Мария Магдалина была блудницей. И затем, уверовав, раскаялась. И это на протяженииCollapse )

Актрисы для Салтычихи и Марии Магдалины выбраны по странному стечению обстоятельств похожие, одного типажа, хоть и живут в разных странах (см. предыдущий пост).
Но какие разные персонажи: одна пронесла сквозь жизнь ненависть к людям, другая любила всех!
Отношу к пунктам (из имеющегося):
4. Костюмно-исторический роман (до 20 века).
6. Восточная тема.
Робохопкинс

Дэн Симмонс. Эндимион. Восход Эндимиона (1996-1998)

Вторая дилогия, продолжение Гипериона и Падения Гипериона</a>.

Collapse )

Со времен проклятого паломничества прошло 274 года. Вроде бы уничтожили Великую Сеть, а вместе с тем избавились от владычества Техноцентра. Но изменился ли мир к лучшему? Сейчас в бывшей Гегемонии распространила влияние "католическая церковь", опирающаяся на паразитов-крестоформов, способных воскрешать людей. И поскольку все хотят бессмертия, то Церковь царствует в этом мире почти безраздельно.

Из Гробниц времени должна появиться Энея, дочь Ламии, одной из паломниц, и кибрида Джона Китса. Пока это двенадцатилетний ребенок, но она может вырасти в мессию, которая церковь уничтожит. Ей готовят торжественную встречу, но ее защищает Шрайк, который все же не покидает Гробниц. Дальше девочку опекает Рауль Эндимион, охотник с Гипериона, чью казнь имитировали по заказу Мартина Силена - единственного выжившего паломника.

Роман ставит все точки над i, проливая свет на сущность Техноцентра. По духу и динамике он сильно отличается от первой дилогии, и я не сразу ему это простил, но был не прав. Вещь другая, но столь же сильная. И конечно же это безусловное продолжение той же истории, которое проливает свет на сущность Техноцентра, на роль искусственного интеллекта в жизни человечества, и даже на такой нетривиальный вопрос, как "что первично, человек или искусственный интеллект". И когда я все же позволил себе отдаться этой книге, я в ней утонул.


По прежнему считаю Дэна Симмонса одним из главных фантастов человечества, а тетралогию "Гиперион-Энидимион" безусловной классикой, умнейшей и интереснейшей книгой, обязательной для прочтения.

10/10
Робохопкинс

Г.Л.Олди. Сильные. 2016

Юрюн Уолан - мальчик, ожидающий в подарок на совершеннолетие поход в кузню. Там свершится ритуал, который должен превратить парня в «боотура», в минуты опасности способного «расширяться», превращаясь в сверхъестественного воина. Иначе говоря, становиться сильным. Обычное дело. Но Юрун – простак и слабак.

Дилогия «Сильные» - фантастическая семейная сага по мотивам якутского эпоса «Олонхо», а конкретно «Нюргун Боотур Стремительный». Согласно якутской мифологии люди и боги живут в трех мирах, имеют три души – материнскую, то есть традиции, земляную, то есть тело, и воздушную, то есть разум. И это все, что вам надо знать об якутском эпосе, чтобы понять роман, а на самом деле не требуется и этого, поскольку Олди заботливо все нам расскажут и о трех мирах, и о трех душах, и о судьбе несчастного Нюргуна. Да я и не собирался изучать якутский эпос, я читал роман Олди и пишу сейчас именно о нем, а не об Олонхо.

Книга получилась чрезвычайно многослойной даже для творчества Олди. Следить за трансформациями контекста в дилогии подчас не менее интересно и захватывающе, чем за перипетиями.

Внешний слой – эпос: трехмирье, оленеводы, жирная пища и море кумыса. К слову, оленеводов как таковых в романе почти и нет. Друзья маленького Юрюна Уолана, героя романа, заезжие бандиты, которых заматеревший Юрюн рубит в лапшу, и бедолага, вздумавший приватизировать сестру Юрюна.

Герои романа – Айыы, боги. И первые же описания богов, их быта, их способностей создают новый контекст – научно-фантастический. Роман опирается не только на эпос, но и на «теорию времени» академика Козырева. На самом деле для читателя и это не так важно – еще одна обертка, декорация. Стержень одинаково далек и от Олонхо, и от энергии времени.
Следующий и весьма существенный слой – семейная сага. Все происходящее можно описать как «семейные разборки». Под семьей мы понимаем не только родственников Юрюна. Все «сильные», боги трехмирья – большая семья. И такой подход мы уже встречали у Олди в Ахейском цикле. Подход такой же, но контекст совсем другой: там термин «семья» обозначал мафию, или, если хотите, глобалистских закулисных кукловодов. Одиссей же, к примеру, выступал в роли марионетки. Отсылок к Ахейскому циклу, кстати, довольно много. Например, лук Юруна – чем не пасхалка?

В «Сильных» Айыы объединяет другое – общая вина и общая беда. Мы далеко не сразу понимаем, что это за беда, но чувствуем душевные муки богов. Что это за существа, Сильные? Олди дают футуристическое описание типичного жилища Сильных: «чудо-лиственница, что пошла на столбы – никакая не лиственница. Это вообще не дерево. И камень, из которого порог сложен – не камень. И золото-серебро... Стоп! Золото-серебро – это да, золото и серебро. Но только сверху, тонким слоем. Для красоты и солидности. На деле же под золотом и серебром – совсем другой металл. И добро б только металл! Тринадцать разных слоев…» Боги могут оказаться кем угодно, пришельцами, при этом нет принципиальной разницы, оттуда к нам, то ли отсюда к ним, гостями из будущего или же из прошлого в деградировавший мир.
Но важно не то, откуда взялись боги. И даже не то, как они управляют этим миром. Перед нами семейная сага. И мы очень быстро проникаемся проблемами этой семьи.

Юрюн узнает, что его брат томится, прикованный к скале. К вращающемуся стрежню, окруженному системой шестеренок. Юрюн никогда не видел механических часов, ему простительно не распознать метафору. Мальчик не может смириться с несправедливостью и требует от семьи ответа. И семья не сразу, но дает не просто ответ, а право решить судьбу брата. Юрюну! Простаку и слабаку, не похожему на богов. Слабак, он не любит расширяться. Почему? Чем его не устраивает жизнь богатыря, жил бы якутским бэтманом, защищал слабых, бил по морде злых… Мог бы. Не любил. Простак, он не ищет легких путей.

Как так вышло, что боги в полной силе делегировали мальчишке, сосунку, право стать совестью семьи, ее моральным эталоном? Да потому что они потеряли это право, приковав Нюргуна к скале. Очень скоро мы узнаем, что Нюргун – жертва науки, ключевой объект эксперимента по управлению временем на базе теории Козырева. И экспериментаторы оказываются в мире, который так и хочется назвать их коллективной Внутренней Якутией. И объект прикован столбу.

Да, они – боги. Каждый из них способен «расширяться» по-своему. Юрюн, как и положено боотуру, становится сильнее, но глупее. Вроде бы метафора очевидна – животное начало берет верх над человеческой сущностью, инстинкты побеждают разум. Развиваясь, боотур деградирует. Вершина этого «развития» - демон из Нижнего мира, вечно расширенный Уот.
Антиподы влюбленны в одну женщину, которая сидит в пещере на цепи и дрожит от страха, когда кто-то из женихов входит в ее камеру. Она не знает, кто к ней сейчас пришел, Юрюн или Уот. Лично мне эти сцены до жути напоминали «Бойцовский клуб». Оказавшись в Нижнем мире Юрюн постепенно сам становится чудовищем. По капле, по чуть-чуть, позволяя себе слабость быть сильным. Только простаку Юруну казалось, что он и Уот – разные люди. Нет, братец, это твой доппельгангер, и тебе надо очень стараться, чтобы не превратится в него полностью.

Вроде просто – Нижний мир - инстинкты, подсознание, животное начало. Средний мир – человеческая сущность. Верхний мир – сияющий разум. Просто, да непросто. Отличается ли расширение Уота из нижнего мира, трансформации Сарына из мира верхнего? Предположим, с боотуром все ясно, разум против агрессии, человеческое против животного, личность против инстинкта, можно ли сказать такое об идеальной акушерке, о воплощенном законе? О тех, чья функция в разы, на порядки сложнее, чем раз-два-три по морде, раззудись плечо, размахнись рука? Разве можно сказать о настоящих богах, что они «деградировали»? И разве не этого они хотели, проведя сугубо научный эксперимент, принеся науке в жертву своего первенца?

Вы этого хотели, вы это получили. И теперь спивайтесь на здоровье, наблюдая как вы превращаетесь в функции, теряя человеческую сущность. Не этого ли боится дядя Сарын? Да, больше всего на свете. Сарын, первочеловек, умница видит, что став функцией, сильный уже не способен эту функцию выполнять. Где растворившаяся в божественности богиня плодородия? Почему она не принимает трудные роды? Ей уже все равно. И вскоре сам Сарын попадает в ту же ловушку. Божественность как наркотик, в ней можно раствориться как в опиумном угаре.
Сопротивляться искушению может только Юрюн. Поэтому сильные доверили мальчику решать за них. И не прогадали. Юрун не секунды не сомневается, спасать ли ему Нюргуна. Он выстаскивает дядю Сарына из омута «божественности», когда тот теряет детей. И почему-то не Сарын во всей своей неисчислимой силе отправляется в Нижний мир спасать детей. Юрюн. Человек, не боотур.

И мы понимаем насколько важнее оставаться человеком, нежели становиться самой возвышенной, самой необходимой функцией. Только человек мог спасти свою невесту. И только человек мог спасти богов от своей участи. Мог разбудить Нюргуна. Человек, не бог.

Что же на самом деле произошло с этими людьми? Мне кажется, что теории Козырева здесь тоже не так важны. Есть ли разница какими теориями руководствовались ученые, ставя эксперимент, откуда черпали энергию. Из времени, так из времени. Могли и из Солнца зачерпнуть с тем же успехом. Это декорация, равно как и Якутский эпос. Моя версия – они сотворили из Нюргуна маленького Будду, который создавал во сне Трехмирье. В пользу этого свидетельствует огромный экзистенциальный бэкграунд, наработанный авторами за долгую творческую жизнь, и разные мелочи вроде исходной реальности, прорывающейся на миг сквозь сон Нюргуна. Главное не теории. Главное – оставаться людьми.

Эту рецензия подойдет под номинацию "Книга с семейной тайной".

PS Написано на конкурс "Мемориальной премии имени Андрея Зильберштейна".