Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

ЧЕЛЕНДЖ 2020

Доброе утро, дорогие участники!
Я не знаю, сколько еще осталось живых участников игры, не знаю, много ли будет желающих на следующий год, но по заявкам трудящихся у меня готов новый челендж на следующий год: ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ.
Список на картинке, а подробности игры как обычно под катом :)



Collapse )

"Да здравствует фикус" Оруэлл

Джордж Оруэлл «Да здравствует фикус»
24. Книга с событиями в Европе.
Тридцать скоро, кислый, линялый, необаятельный.
(с) Дж. Оруэлл о Г. Комстоке
Гордону Комстоку почти 30. Он поэт (не то, чтобы известный, но публикуемый), продавец книг (малоуспешен) и нищий. Нищий он идейно.
Он объявил войну Богу Бизнеса. Все вокруг упирается в деньги, значит, делает вывод Комсток, деньги – зло. И надо делать все, чтобы от них не зависеть. Хотя почему-то хочется есть, курить, посещать пабы, вступать в половые сношения с девчонками…
Но везде проклятые деньги! Все вокруг поклоняются проклятому Богу Бизнеса, гнут спину, чтобы заработать побольше и жить не хуже, чем другие: домик, жена, диван в рассрочку и – как апофеоз мещанства, дурновкусия и сребролюбия – фикус на подоконнике.
Не меньше, чем с деньгами, Гордон сражается с фикусами.
[Spoiler (click to open)]Лихо пустившись рассуждать насчет бизнеса, юный Гордон рано ухватил, что суть всей современной коммерции – надувательство. Забавно, что навели его на эту мысль расклеенные в подземке рекламы. Думал ли он, как выражаются биографы, что придет час и ему самому стать служащим рекламной фирмы. Бизнес, однако, оказался не просто деловитым жульничеством. Чем дальше, тем ясней виделось поклонение деньгам, настоящий культ. Может, единственная теперь – единственная по живому чувству – религия. Занявший престол господний новейший Бизнес-бог, финансовый успех или провал вместо библейских добра и зла и, соответственно, иной наказ о долге человеческом. Никаких десяти заповедей, лишь два приказа: жрецам, пастырям – «твори деньги!», а пастве прислужников и рабов – «страшись потерять свою работу!». Примерно в это время Гордон наткнулся на книжку «Добродетельные голодранцы», прочтя про плотника, заложившего все кроме фикуса, и фикус стал для него символом. Вовсе не белая роза, фикус – цветок Англии! Фикус надо на герб Британии вместо льва и единорога. Никакой революции не будет, пока торчат в окошках эти фикусы.
А фикусы… они его преследуют. Везде, везде стоят фикусы. И даже после очередного падения на дно (получил большой гонорар, прокутил его за ночь, попал в каталажку, лишился работы и квартиры – как следствие переехал еще в более занюханную дыру) Гордон встречается с фикусом, который заботливая хозяйка тащит в коморку к новому жильцу – для уюта.
У Гордона, несмотря на нищету и убогость, есть как бы девушка Розмари – идейная спасительница, я бы сказала. Под 30, но весела и бодра, будто нет и 20, постоянно пытается вытащить Гордона со дна.
[Spoiler (click to open)]Она затихла, устав спорить и обняв его сонной нежной русалкой. Волны женского аромата – мощнейшая агитация против справедливости и гуманизма.
И ей, собственно, это удается – после первого же полового акта (ага, деушка долго морозила нашего героя, года полтора, он, конечно же, ярился и говорил, что дело в деньгах и только), совершенно в качестве акта предельной женской жалостливости, происходит зачатие. И да, Гордон, морщась и вздыхая, возвращается к жизни – снова идет на первое место работы, в рекламную контору, пара расписывается и снимает уютную квартирку, покупает мебель, слушаю биение своего младенца в животике. И да, конечно, в доме появляется ОН – фикус.
[Брачное счастье по-Комстоковски]Женщины, женщины! Может быть, в браке все иначе? Хоть он поклялся не жениться – брак лишь набор ловушек Бизнес-бога. Сунешься и мгновенно в западне: до гроба намертво будешь прикован к «хорошему месту». И что за жизнь! Законные утехи под сенью фикуса. Катание детской колясочки, шашни исподтишка и от суровой женушки графином по башке.

Книга мне так понравилась, что по ходу чтения я делала массу закладок. Многое хотелось бы процитировать, но попытаюсь сдержать свои порывы.
[Гордон и девушки.]– Кто изобрел – неважно. Важно, что женщины создали этот культ. У них какое-то мистическое поклонение деньгам, добро и зло для них всего лишь «есть деньги» или «нет денег». Вот погляди на нас. Отказываешься со мной спать потому только, что в кармане моем пусто. Да-да! Сама минуту назад так сказала. – (Он взял ее за руку, Розмари молчала). – Но будь у меня завтра приличный доход, ты завтра со мной ляжешь. Не потому что торгуешь своими ночами, не так грубо, разумеется. Но внутри глубинное убеждение, что мужчина без денег тебя не достоин. Ты чувствуешь – слабак какой-то недоделанный. Ведь Геркулес, ты почитай у Ламприера, божество и силы и достатка. И этот миф – закон благодаря женщинам!
– Тем, что именно из-за денег твоя паника, твой страх забеременеть. Кричишь «нельзя, нельзя!», а почему? А потому что потеряешь службу, у меня ни гроша, и, значит, рухнем в нищету. Отличный лозунг «контролировать рождаемость»! Еще один отличный способ придавить человека. И ты готова послушно исполнить высшее предписание.

Множеству лондонских влюбленных вот так же «некуда пойти», лишь улицы и парки, где всегда нервно, всегда зябко. Непросто бедняку дается секс в холодном климате. Не все учтено классикой насчет «единства времени и места».

[Гордон, бизнес, деньги.]рактику «Альбиона» отличал дух острейшей современности. Любой тут знал, что суть рекламы – наглый торгашеский обман. В фирме кровельной краски еще держалась неких понятий коммерческой чести, в «Альбионе» только похохотали бы над этой чушью. Царил стиль американизма – ничего святого кроме денег; трудились, исповедуя принцип: публика – свинья, реклама – грохот мешалки в свином корыте. Такой вот искушенный цинизм, сквозь который самый наивный, суеверный трепет перед Бизнес-богом.

Выяснилось, что у него замечательный, просто врожденный, талант к рекламным текстам. Почти не задумываясь, он кидал эти броские, вцеплявшиеся и въедавшиеся, фразы – нарядные пакетики для лжи.
Деньги, конечно, способствовали: богач мог себе позволить свободу разума и духа.
Гордон не знал, думал, что распахнулись двери в будущее, что сам он, наконец, состоялся, победно не состоявшись типовым человечком с фикусом.
Дело не в бытовых трудностях. Их, положим, перенесешь. Нехватка денег повреждает мозг и душу. Едва доход падает ниже определенной точки, ум скудеет и чувства гаснут. Вера, надежда, деньги – лишь святому под силу сохранить первые две без третьего.

[Гордон и семья.]Все семейство Комстоков в едином порыве когда-то решило дать «мальчику» хорошее образование: частная школа и все дела. Только вот учился он так себе, да еще и не пользовался популярность в виду своей нищеты. А потом родственники пристроили его на «хорошее место». Сестра, проживая жизнь убогой старой девы, все лучшее несла в клювике брату. Мать, тяжело больная, до последнего давала уроки музыки, чтобы обеспечить сына. А он… он решил объявить войну деньгам. Что не мешало ему брать последнее у матери и сестры.
Что касается семейства Гордона, то совокупный годовой доход всех пятерых, включая немалый расход на содержание в клинике тети Шарлотты, не достигал шести сотен. Сумма прожитых ими лет составила двести шестьдесят три года. Ни одному не довелось побывать за границей, воевать на фронте, сидеть в тюрьме, ездить верхом, летать самолетом, вступить в брак или завести ребенка. Так почему бы и не дотянуть до гроба в том же стиле? Время шло, время уходило, ничего новенького не случалось у Комстоков.
Почему у богатого приятеля занять стыдно, а у нищей сестры берешь? Ну да, родня не люди.

Оруэлл не любил эту книгу, честно признавался, что написал ее ради денег, и завещал, кажется, даже не переиздавать. По-моему, совершенно зря!
Очень, очень современно звучит книга, проблемы, несмотря на 80-летний отрезок времени между хронологическими рамками книги и современностью, все те же - грязная изнанка мира бизнеса, нищета, поиски еды и правды, отношения с девушками, страсть "быть и казаться"...

Кизиловый мост, Ильяс Эфендиев

Ильяс Эфендиев "Кизиловый мост", 1976.
18. Любимый жанр (весьма условно, книги такого плана мне симпатичны, но не до почетного звания "любимый жанр". Просто больше приткнуть некуда).

Приятно скоротала время за прочтением этой незамысловатой книжки. Очень все по-советски, просто, ясно и понятно.
Рассказ ведется то от лица главной героини, 19-летней Сарии, то от лица ее мужа – 31-летнего инженера Адиля, и в конце слово предоставляется простому бульдозеристу Гарибу.

[Сюжет]Из рассказа Сарии мы узнаем о том, как она ведет жизнь домохозяйки при успешном и обеспеченном муже-бакинце. День идет за днем, он в Управление, она на базар. Вечером - домашний ужин или, может быть, выход в кино или гости. Сария всем довольна, у нее все есть. Тут вдруг муж срывает ее с насиженного места - они едут за 400 км, в район, строить участок дороги в горах. Жить - в палатке, готовить - на костре, точнее, на походном оборудовании. Другую бы испугало - но Сария в восторге. С удовольствием покупает плащи, палатки, матрасы... И вот они прибыли на место - горы, бурный поток воды, крутой обрыв... возле которого крутится отважный и наглый бульдозерист Гариб. Крутится в прямом смысле, на тракторе, подтаскивая к обрыву камни. Вместе с Гарибджаном, как его называют товарищи, трудятся еще двое – Солтан и Керемхан. Сария при этой бригаде становится как бы начальником – ведь у нее есть за спиной техникум. С ребятами она быстро подружилась – ведь она и сама из простой рабочей семьи. Да и трудятся они целый день бок о бок – а вечером играют в теннис и разговаривают. За это препровождение Сария получает выговоры от мужа, который не устает ей напоминать, что она не сама по себе – а мужняя жена, а муж – начальник, ему о репутации думать надо. Сария удивляется позиции мужа, ведь он у  нее самый лучший, самый умный, самый-самый, и вдруг говорит такие слова, от которых у нее что-то неприятное свербит в душе.
К Керемхану и Солтану Сария относится радостно-дружелюбно, а с Гарибом у них не ладится – они постоянно задевают друг друга, но одновременно и не выпускают друг друга из поля зрения. Именно к Гарибу ревнует Адиль и пытается убрать соперника – перевести его на другой участок. Но Сария настолько возмущена, что берет машину и сама едет в ближайший город, в управление к мужу. И Гариб остается на месте.
            Адиль нам показывает другую сторону истории. Молодой, перспективный карьерист, он и не думал жениться, пока его не пригласили на выпускные экзамены в техникум. Там он сразу же был поражен Сарией, начал с ней встречаться и в итоге женился. Мать его была против – не ровня девушка ее сыну (чистая правда, кстати). Но он считает, что правильный брак – это когда муж старше и развитее, а жена ниже на ступень, это позволит мужу быть главой и руководить семье так, как правильно и нужно. С этой точки зрения Сария его больше чем устраивает. И тут вдруг такой выверт – Сария все больше и больше увлекается своей бригадой вообще и Гарибом в частности. Вспышки гнева Сарии еще больше привлекают к ней мужа, возбуждают его. Но в то же время, он прекрасно понимает, к чему все идет.
            Апогей наступает, когда Гариб получает открытый перелом ноги. Сария умоляет мужа отвезти парня на машине в город, в больницу. Но тот отнекивается, типа, пусть терпит, мне не по статусу. Тогда Сария сама везет Гариба. Увы, прогноз неутешителен – гангрена и ампутация. Сария против – она почти угоняет служебную машину мужа и едет с Гарибом и со своей знакомой – милой тетушкой Сатаник – в Баку. Нога и Гариб спасены, брак Адиля и Сарии рухнул. Приехавшему спустя неделю в Баку Адилю Сария об этом весьма спокойно объявляет.
            Далее рассказ идет от лица Гариба. В принципе все ясно – увидел, очаровался, но она чужая, будем мучиться молча. А она то рубашку погладит, то спасать кинется от медведя, то в больницу как на работу ходит…  В финале открытый хэппи-энд: Сария и Гариб уезжают достраивать свой мост, который они прозвали кизиловым из-за зарослей кизила, его окружающих.



            В общем-то, никакой особенной коллизии в книге нет, все достаточно ясно и явно. Муж – карьерист и себялюбец, эксплуататор женского труда (после тяжелого труда с ломом и мешками цемента Сария несется в палатку готовить обед, затем ужин). Сария – жертва неудачного брака, не подозревающая о том, что он – брак – неудачный. Гариб – настоящий советский парень: в армии служил (Адиль нет), работы не чурается, да еще и заочно учится. Ай, молодец!


В книжке мне встретились два интересных ботанических факта:
1.      Голубые тюльпаны.
«В густой, по колено траве, кое-где виднелись голубые и красные тюльпаны; в полумраке леса они, казалось, дремали. Птиц еще не слышно. Кажется, здесь никогда не ступала нога человека.»
Насколько я знаю, голубые и синие тюльпаны – искусственно выведенные! Может быть, переводчик ошибся? Но я загуглила названия цветов и оттенков по-азербайджански: между голубым и лиловым, к примеру, ничего общего, их не перепутаешь. Тогда я решила посмотреть, как будет тюльпан на азербайджанском. Увы, при обратном переводе dağlaləsi выдает «карабахский тюльпан, шток». Шток-роза бывает, это да. А вот что такое просто шток? А есть еще слово «Lalə» - тюльпан; мак. А вот мак-то как раз бывает голубого цвета! Гималайский мак! Но правильно он называется меконопсис, и бывает разной окраски: голубой, темно-синий, оранжевый, желтый, белый, пурпурный...
2.      И цветы какликоту, которые нарвал Гариб для Адиля. Я уж искала-искала, что это за какликоту. Оказывается, это кекликоту – тимьян или чабрец! Видимо, переводчик не знал этого и просто транслитерировал азербайджанское название, да еще и неверно передал первую гласную. Но вообще, удивительно, чтобы чабрец или тимьян воспринимали как цветы для букета, а не приправу!

"Танцующая на гребне волны" Карен Уайт



№46. "Книга с параллельным сюжетом".

4\5

Сюжет и, собственно, сама семейная тайна (даже две), гораздо интереснее прочитанной мной недавно "Фиалки в марте" Джио.

Перевод названия (Sea Change), который выбрал переводчик - Танцующая на гребне волны - вообще никак не подходит к роману.

Сюжет состоит из двух параллельных временных линий: начало 19 и 21 веков. Про прошлое написано поменьше, но не менее интересно, особенно, когда глядишь на него из "будущего". В романе переплетена история нескольких семей, она последовательно раскрывается разными событиями и разговорами персонажей. Мне понравилось медленное развитие сюжета, красивые описания, в том числе вроде бы неважных мелочей.

Вся "мистика" объясняется довольно тривиально, но в процессе она действительно интригует.

В целом, это хороший женский роман на один раз.